Справочник »» Подробно о лекарствах »» № 4/2002
 Здоровый образ жизни с современными технологиями Соглашение об использовании 

Опубликовано в журнале:
Международный Медицинский Журнал »» № 4/2002

ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ УРОЛОГИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЙ РАКА ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

О. Асаад, В. В. Мешков

Клиника урологии и оперативной нефрологии РГМУ (зав. проф. Е.Б. Мазо), Москва, Россия

Одним из актуальных вопросов современной уроонкологии и урогериатрии продолжает оставаться рак предстательной железы (РПЖ). Увеличивающаяся в развитых странах продолжительность жизни, общемировая тенденция к старению населения обуславливают рост заболеваемости злокачественными новообразованиями, в т.ч. РПЖ. Ежегодно в пяти крупных странах Европы регистрируют 80000 новых случаев заболевания РПЖ и 45000 смертельных исходов, связанных с ним [50]. В России в 1992 г. РПЖ в структуре онкологической заболеваемости составил 2,9%, а в 1995 г. - уже 3,8%, в структуре онкоурологической заболеваемости - соответственно 36 и 41%. В целом за последние 10 лет частота РПЖ увеличилась в 2 раза [3]. Только в период с 1989 г. по 1996 г. число впервые диагностированных заболеваний выросло с 5,5 тыс. до 8,3 тыс., т. е. на 52 % [36].

Средний возраст больных РПЖ в России - 69 лет, а умерших - 70 лет; в США - 72 и 77 лет соответственно. В связи с особенностями клинического развития, опухоль может долгие годы не сказываться на самочувствии больного и проявить себя только у 8-10% заболевших, при этом вероятность умереть от РПЖ снижается до 30% [36, 43].

За последние годы, благодаря внедрению в клиническую практику новых методов диагностики (ТРУЗИ, КТ, МРТ, исследование концентрации ПСА крови), значительно чаще стали выявлять заболевание на более ранних стадиях.

Тем не менее, 50-70% больных обращаются за медицинской помощью по поводу развившихся осложнений, обусловленных РПЖ [9, 18, 36].

В тоже время клинической классификации осложнений РПЖ в настоящее время не разработано, хотя, по нашему мнению, это позволило бы выработать единый подход к диагностике, а главное, к тактике оказания специализированной медицинской помощи этим больным с учетом фактора времени их выявления.

Нарушения мочеиспускания - самый распространенный симптом (60-80%) при РПЖ [34]. Причиной его является раковая обструкция. Под обструктивными формами РПЖ подразумевают такие формы роста опухоли, которые нарушают свободный отток мочи по мочевым путям:

- инфравезикальные (обструкция пузырно-уретрального отдела);
- суправезикальные (опухолевое сдавление тазовых отделов мочеточников);
- сочетание обоих типов обструкции [20].

При этом частота инфравезикальной обструкции, по сообщениям различных авторов, варьирует от 17 до 72%, суправезикальной обструкции - от 2 до 51%. [51, 55]

Патогенез этих состояний при РПЖ многосторонен и включает не только механический фактор -сдавление и изменение уретро-везикального угла. К обструкции приводят также и расстройства кровообращения в системе тазовых вен на фоне хронического воспаления предстательной железы.

Процесс опорожнения мочевого пузыря также подвергается своеобразным изменениям. Для обеспечения мочеиспускания детрузорный компонент процесса может усиливаться с развитием гипертрофии, а затем прогрессивно и неадекватно снижаться, создавая условия для суб- и декомпенсации с появлением и увеличением количества остаточной мочи [4, 7].

Инфравезикальная обструкция в области пузырно-уретрального сегмента может быть следствием наличия как механического фактора - доброкачественная гиперплазия и РПЖ, так и динамического, обусловленного повышенным тонусом гладких мышц шейки мочевого пузыря, заднего отдела уретры и простаты [1, 7, 50]. Клинические наблюдения свидетельствуют, что при РПЖ обструкция пузырно-уретрального сегмента прогрессирует намного быстрее, чем при других патологических состояниях, приводящих к инфравезикальной обструкции [7].

Общепризнанно, что лечение больных с инфравезикальной обструкцией должно начинаться как можно раньше, еще до возникновения осложнений болезни. Поэтому, весьма важным является раннее ее выявление. Это необходимо и для установления этиологического диагноза, и для определения тактики лечения больных [2].

Постепенное или резкое снижение функциональных резервов детрузора может привести к развитию острой задержки мочеиспускания [7]. По данным Маринбаха Е.В., это состояние отмечается у 20% больных с РПЖ [34]. Симонов В. Я. и Козлов В. А. наблюдали острую задержку мочи у 12% пациентов этой категории [33]. По наблюдениям Аляева Ю.Г. и соавт. острая задержка мочеиспускания, которая может быть первым симптомом рака предстательной железы или возникнуть на фоне его лечения, возникает в 15-20% случаев [3]. Катетеризация мочевого пузыря, в этих ситуациях, может привести к восстановлению мочеиспускания или переходу в фазу хронической задержки мочи [7, 31]. При этом, на фоне снижения сократительной способности детрузора постепенно нарастает количество остаточной мочи и нарушение функции верхних мочевых путей.

Множество наблюдений свидетельствуют о том, что обструкция нижних мочевых путей, кроме дизурических расстройств, приводит к нарушению уродинамики верхних мочевых путей (мочеточников, почек) [54]. Зубко В. И. указывает на очень высокую степень развития этих нарушений (53,2%), наиболее частым из которых является одно- или двусторонний уретерогидронефроз [22].

Гидронефроз и уретерогидронефроз обычно развиваются бессимптомно. Однако, при анализе секционных карт умерших от РПЖ пациентов гидронефроз встречался в 9,7% случаев [45]. Клинических признаков, характерных только для этих состояний, нет [25, 30, 42]. Поэтому для уточнения состояния верхних мочевых путей необходимо применить методы диагностики, подтверждающие диагноз, определяющие причину его возникновения, выяснение стадии развития. Одним из первых должно быть проведено ультразвуковое исследование [30]. Оно дает возможность определить размеры лоханки и чашечек - степень их расширения и толщину паренхимы. Комбинация УЗИ с экскреторной урографией и радиоизотопной нефросцинтиграфией составляет первую группу стандартного урологического обследования больного, с помощью которого можно получить качественную информацию об имеющихся функциональных расстройствах [11, 39].

С помощью комбинации различных методов можно дать ответ на основные диагностические вопросы, связанные с характеристикой уродинамических расстройств, а именно: определить характер нарушения (обструктивный или динамический), выявить локализацию и гидродинамическую значимость имеющегося препятствия, а также охарактеризовать выраженность функциональной недостаточности и определить функциональные резервы верхних мочевых путей.

Это особенно важно в связи с тем, что уростаз и нарастающая дилатация верхних мочевых путей влечет за собой снижение кровенаполнения почечной коры и венозный стаз в медуллярной зоне [7]. Подобная перестройка в условиях хронической задержки мочеиспускания опасна развитием воспалительного процесса - пиелонефрита [22, 24]. Многие авторы указывают на возможность развития хронического пиелонефрита при бесконтрольном применении или использовании ударных доз эстрогенов, вызывающих дистрофические изменения в почках [21,43] и снижение тонуса мочеточников [5]. Лейзеруков Е. М. наблюдал признаки пиелонефрита у 71% больных, получающих эстрогенотерапию по поводу РПЖ, в то же время у 50% из них отмечалось расширение верхних мочевых путей [28]. По данным Самсонова В.А. среди осложнений РПЖ пиелонефрит встречается в 51,7% случаев [45]. Автор указывает, что этот инфекционный процесс обычно имеет колибациллярную этиологию. Отличительными особенностями хронического пиелонефрита у больных с инфравезикальной обструкцией и нарушением уродинамики верхних мочевых путей являются стойкое клиническое течение, частое рецидивирование, устойчивость к антибактериальной терапии [53]. Активный инфекционно-воспалительный процесс в мочеполовых органах при хирургическом вмешательстве создает предпосылки к развитию кровотечений, септических реакций (причина 4,8% всех летальных осложнений РПЖ [45]), тромбоэмболий (в 2,8% случаев смерти от РПЖ [45]), а также недержанию мочи [14].

Хронический пиелонефрит является одной из основных причин инвалидизации урологических больных вследствие развития в основном хронической почечной недостаточности, доля которой составляет 21-25% [15], вплоть до уремии [30]. При анализе секционных карт в исследованиях Самсонова В.А. отмечено, что уремия явилась результатом пиелонефрита и гидронефроза в каждом четвертом случае РПЖ [45].

Следует отметить, что часть больных, обращающихся за медицинской помощью по поводу урологических осложнений, уже имеют верифицированный диагноз РПЖ, а, возможно, и получали какой-либо из видов лечения. В этом случае важным представляется наличие диагностического алгоритма обследования этих больных. Однако, большинство (50-70%) составляют больные с неверифицированным диагнозом РПЖ. В этом случае описанные урологические нарушения требуют также этиологической диагностики для выбора правильной тактики комплексного лечения. Данные анамнеза и обследования дают основание заподозрить РПЭЖ как одну из причин описанных проявлений.

При возникновении подозрения на РПЖ в первую очередь принято проводить три необходимых обследования:

1. Пальцевое ректальное исследование. Специфичность метода составляет, по данным Матвеева Б. П., 37,9% [36], Хурсевича Н. А. и соавт. - 10,7% [46].
2. Определение уровня концентрации ПСА крови имеет наименьшее количество ложно-отрицательных результатов и наибольшую специфичность. Увеличение уровня ПСА до больших значений (около 20 нг/мл и выше) является высокоспецифичным даже при нормальных показателях ректального исследования [18, 27].
3. Трансректальное ультразвуковое исследование предстательной железы. Специфичность метода при диагностике РПЖ составляет 20-30% [36]. В исследованиях, проведенных Громовым А., показатели эффективности ультразвукового исследования в диагностике РПЖ составили: чувствительность - 70,2%, специфичность - 98,4%, точность - 98,1%, прогностичность положительного результата - 43,4% [17]. Хурсевич Н.А. и соавт. установили степень информативности метода ультразвуковой диагностики на уровне 27,7% [46]. Применение допплеровских методик в сочетании с трансректальным исследованием дает дополнительную информацию для выявления опухоли предстательной железы [29, 48].

Особое место в диагностике РПЖ занимает морфологическое подтверждение диагноза, основанное на исследовании материала полученного при биопсии. Благодаря оптимальному сочетанию низкой травматичности и информативности наиболее распространённой методикой является пункционная биопсия предстательной железы.

Показаниями к выполнению пункционной биопсии в настоящее время являются:

  • очаговое уплотнение в предстательной железе;
  • гипоэхогенная зона, определяемая при УЗИ;
  • повышение уровня ПСА выше 10 нг/мл вне зависимости от данных пальпации железы.

    Несмотря на многостороннее обследование, получаемые данные часто противоречивы. Следует выработать алгоритм диагностики и комплексный подход к оценке результатов, а также оценить место и необходимость проведения каждого из методов обследования при урологических осложнениях РПЖ. Зубков А.Ю. с соавт. в качестве первого этапа диагностического алгоритма у больных с симптомами нарушения мочеиспускания предлагают определять уровень ПСА [23]. На втором этапе, по мнению авторов, всем пациентам должно проводиться пальцевое ректальное исследование и ТРУЗИ для избежания технической ошибки при определении концентрации ПСА крови. В дальнейшем в зависимости от показателей ПСА, данных пальцевого ректального исследования и ТРУЗИ производится многофокусная биопсия у центральной, периферической и переходной зон каждой доли предстательной железы с целью морфологической верификации диагноза РПЖ. Больным с повышенным уровнем ПСА (до 10 нг/мл) при наличии инфравезикальной обструкции авторы рекомендуют проведение трансуретральной резекции (ТУР) предстательной железы с диагностической и лечебной целью [23].

    Комплексное применение диагностического алгоритма значительно повышает качество диагностики этиологической причины урологических осложнений и улучшает результаты лечения. Однако, такой подход требует дальнейшей разработки, уточнения и дополнения с целью его совершенствования и сокращения сроков оказания специализированной помощи больным.

    Лечебная тактика при РПЖ, осложненном задержкой мочеиспускания, которую в настоящее время обсуждают в литературе, и определяет прогноз, длительность ремиссии, социальную адаптацию пациента.

    Поскольку нарушения уродинамики нижних мочевых путей являются причиной большинства других осложнений РПЖ, вопросы их ликвидации представляют максимальный интерес.

    В настоящее время в хирургическом лечении РПЖ с выраженными расстройствами мочеиспускания имеется три вида наиболее распространенных оперативных вмешательств:

    1. радикальная простатэктомия;
    2. трансуретральная криодеструкция;
    3. трансуретральная или чреспузырная электрорезекция предстательной железы [42].

    В случае впервые возникшей острой задержки мочеиспускания при подозрении на РПЖ Аляев Ю.Г. и соавт. рекомендуют дренировать мочевой пузырь по уретре мочеточниковым катетером № 6 по Шарьеру [3]. Это обеспечивает постепенную эвакуацию мочи, тем самым создает покой детрузору, восстанавливает его тонус, позволяет избежать быстрого развития гнойного уретрита как следствия ишемизации стенок уретры давящим катетером и присоединения инфекции. Дренирование мочевого пузыря позволяет провести комплексное обследование, цель которого - определить распространенность процесса. Однако, длительность дренирования лимитирована, это требует быстрой выработки дальнейшей лечебной тактики. Наличие уже развившегося уретрита не позволяет применять дренажные трубки. Невозможность дренирования в следствие генерализации опухолевого процесса со сдавлением уретры, резко сниженные функциональные способности детрузора, дилатация чашечно-лоханочной системы и хроническая почечная недостаточность рассматриваются авторами как показания к цистостомии, которая также является паллиативным вмешательством.

    Ревунов А.Ф. и Карташов Е.М. предлагают при опухолях нижних мочевых путей, осложненных уретерогидронефрозом и пиелонефритом, проводить двухэтапное лечение: на I этапе - пиелонефростомия с оставлением в лоханке модифицированного скользящего дренажа для непрерывного орошения лекарственными препаратами, а после купирования воспалительного процесса - II этап оперативного вмешательства для восстановления мочеиспускания [44]. В случае локализованного РПЖ возможно выполнение радикальной простатэктомии. Однако, единого мнения о сроках ее проведения нет.

    Для восстановления пассажа мочи по мочеиспускательному каналу наиболее часто применяют трансуретральная электрорезекция (ТУР) опухолевой ткани [14, 18, 41]. Существуют противоречивые мнения о возможности и оправданности применения ТУР при РПЖ. При этом в качестве контраргументов выступают такие факторы, как наличие сомнений в абластичности процедуры и практически полное сохранение периферической зоны предстательной железы, являющейся источником 70% очагов РПЖ [32]. Так, Лопаткин Н.А. с соавт. считают, что при инфравезикальной обструкции, острой задержке мочи и парадоксальной ишурии, вызванных РПЖ, оправдана консервативная тактика: осуществление адекватного дренирования мочевого пузыря, назначение гормональной терапии на 1-3 мес, с последующей попыткой восстановления самостоятельного мочеиспускания. И только в случае неудачи - ТУР. Авторы утверждают, что при таком подходе у 30-40% больных отпадает необходимость в отсроченном лечении [32];

    В исследованиях Борщ В.Ю. и соавт. показаниями к ТУР являлись: неразрешающаяся самостоятельно острая задержка мочи; непереносимость надлобкового дренажа; инфравезикальная обструкция с выраженной дизурией и стремление избежать эпицистостомии. При сравнении годичной выживаемости в группе больных, перенесших ТУР, и контрольной группе (78 и 74%, соответственно) оказалось, что ТУР предстательной железы не приводит к значительному прогрессированию РПЖ в течение года наблюдения [8]. Это мнение подтверждают и данные, полученные Доброхотовым М.А.: единственным фактором, влияющим на продолжительность жизни больного, является стадия процесса и степень злокачественности РПЖ [19]. Поэтому авторы считают, что при наличии обоснованных показаний выполнение ТУР предстательной железы у данной категории больных обосновано. По мнению исследователей, при установленном диагнозе РПЖ необходимо руководствоваться следующими соображениями: для успешного устранения инфравезикальной обструкции и повышения эффективности последующего консервативного лечения удалить максимально возможное количество опухолевой ткани, но при этом не выйти за капсулу, не повредить замыкательный аппарат мочевого пузыря, что возможно при нарушении опухолью нормальных анатомических ориентиров [8, 35]. Варенцов Г.И. и соавт. указывают на целесообразность активной тактики при задержке мочи, вызванной РПЖ: одним из этапов комбинированного лечения должно быть одномоментное эндоскопическое оперативное лечение (ТУР). Данное малотравматичное вмешательство позволяет получить материал для морфологического исследования, улучшить уродинамику, остановить кровотечение. Такая тактика улучшает качество и продолжительность жизни у этой категории больных. Средняя продолжительность жизни в данном наблюдении составила 3,5 года (11 мес - 4,5 года) [12]. При этом Чеченин М.Г. и Робустов В.В. рассматривают ТУР как операцию, которая может быть выполнена по срочным показаниям, и является методом выбора [47]. Многие исследователи указывают на то, что использование ТУР позволяет свести до минимума выполнение инвалидизирующих операций по внеуретральной деривации мочи (цистостомия, уретеропиелонефростомия) [20, 38]. Мартов А.Г. и Гущин Б.Л. указывают на эффективность этого метода и при ликвидации кровотечения из расширенных вен предстательной железы [35]. В целом, по мнению многочисленных авторов, данная операция направлена, главным образом, на улучшение качества жизни больного с целью избавления его от пожизненно наложенной эпицистостомы и удлинение сроков жизни за счет такого морального фактора, как восстановление нормального мочеиспускания и применения антиандрогенов и эстрогенов [8,16,19,38]. При этом, по данным Гориловского Л.М. и Доброхотова М.А., осложнения ТУР наблюдаются в 12,7-13,8%, летальный исход - в 3,4% случаев [16, 19].

    Накопленный урологами опыт криодеструкции и особенно трансуретральной резекции РПЖ показывает безусловную целесообразность частичного удаления опухоли для восстановления чрезуретрального мочеиспускания. Кроме того, в связи с уменьшением массы опухоли было показано повышение эффективности эстрогенотерапии после ТУР [20]. После такой резекции РПЖ и восстановления мочеиспускания антиандрогенная терапия длительно поддерживает удовлетворительное состояние больных, освобождая их от надлобкового дренажа [41]. Важно и то, что ТУР опухолевой ткани предстательной железы приводит к некоторым иммунологическим сдвигам в организме больных. Так, на 7-е и 15-е сутки после проведения ТУР в сыворотке крови отмечается резкое повышение титров антител против ткани предстательной железы (1:126 - 1:256) по сравнению с их содержанием до проведения оперативного вмешательства (1:4 -1:16). Можно предположить, что при этом повышается толерантность иммунной системы к опухолевой ткани предстательной железы [14].

    Хотя ТУР широко применяется в настоящее время, но единого подхода к этому методу лечения не выработано. Поэтому, по-прежнему, актуальным остается вопрос разработки использования ТУР в лечении нарушений мочеиспускания при РПЖ. Важно также разработать четкие показания и последовательность выполнения различных лечебных манипуляций.

    Наряду с этим, многие клиницисты говорят о необходимости предоперационного гормонального лечения, т. н. неоадъювантной терапии. Результатом неоадъювантной терапии является снижение стадии РПЖ, локальное ограничение процесса, уменьшение болезненности и последствий операции, замедление прогрессии и удлинение выживаемости больных [13]. Андрогенная депривация в виде максимальной андрогенной блокады (орхэктомия + антиандрогены) в исследовании Когана М.И. с соавт. приводила к заметному ускорению восстановления функции наружного сфинктера по удержанию мочи при сравнении с теми, кому такая подготовка не проводилась [26]. Однако, до сих пор четко не определены необходимость, показания, режим назначения неоадъювантной терапии в комплексе лечения РПЖ. Место орхэктомии исследовал Бухаркин Б.В. Автором доказано, что этот метод не влияет на продолжительность жизни и не может быть обязательным компонентом комплексного лечения [10].

    При уродинамических нарушениях с гидронефрозом Бегаев А.И. и соавт. проводили дополнительное наружное дренирование мочеточников во время операции [6]. По мнения Петрова С.Б. и Бабкина П.А. изменения мочевыводящих путей (гидронефроз, гидроуретеронефроз) с развитием почечной недостаточности требуют одно- или двусторонней нефростомии и комбинированной терапии хронической почечной недостаточности, а в дальнейшем лечения антиандрогенами [40]. На основании наблюдений Лопаткина Н.А. и соавт. нефростомия абсолютно показана в тех случаях, когда гидронефроз осложнен пиелонефритом. По мнению авторов, дренировать почку следует 2-3 нед до восстановления адекватного пассажа мочи и уменьшения выраженности пиелонефрита [30].

    Перспективным направлением в лечении задержки мочи, в том числе с развитием гидронефротической трансформации, является применение уретральных стентов. В исследовании, проведенном Yachia D. и Aridogan J.A., спонтанное мочеиспускание восстановлено в 55% случаев применения уретральных стентов при раковой обструкции, и эффект сохранялся от 3 до 48 мес после их удаления [56]. По данным Gottfried H.W. и соавт. симптомы обструкции разрешились у 94% пациентов с РПЖ, результат был неизменен в течение в среднем 15,2 мес (от 3 до 38 мес) [52]. Поэтому использование стентов является альтернативой трансуретральной резекции предстательной железы при инфравезикальной обструкции, вызванной раком. Anson K.M. и соавт. указывают на значительную эффективность и увеличение продолжительности жизни при комбинации стентов с андрогенсупрессивной терапией [49]. Это наименее инвазивное вмешательство особенно показано пациентам с впервые выявленным РПЖ с высоким риском оперативных вмешательств. Однако, проблема стентирования мочевых путей по-прежнему представляет большой практический интерес.

    Таким образом, несмотря на то, что урологические осложнения РПЖ хорошо известны, до настоящего времени нет их комплексной оценки: отсутствует клиническая классификация этих осложнений, их специфическая (онкологическая) симптоматика, алгоритм диагностики и обоснованная тактика лечения с учетом факторов времени выявления, выбора метода вмешательства, а также показания и противопоказания как к оперативным, так и консервативным методикам для улучшения качества жизни этой тяжелой группы больных. Эти обстоятельства и обусловливают актуальность выбранной темы.

    Литература

    1. Абоян И.А., Головко С.Ю., Хитарьян А.Г. и соавт. "Шкала диагностики инфравезикальной обструкции у больных с доброкачественной гиперплазией простаты"//Урол. и нефр. - 1998. - №6.- с. 32-37.
    2. Аль-Шукри С.Х., Ткачук В.Н., Горбачев А.Г. и соавт. "Уродинамические исследования в диагностике инфравезикальной обструкции у мужчин" // Урол. и нефрол. - 1998.- №6.- с.27-29.
    3. Аляев Ю.А., Асламазов Э.Г., Демидао Ю.Л. Острая задержка мочеиспускания при раке предстательной железы. Лечебная тактика // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологичсских заболеваний",- М.-1999.- С.94-95.
    4. Ануфриенко В.Ф., Шорников П.В., Медведев В.Л., Зайцева С.Я. Информативность уродинамических методов исследования при патологии нижних мочевыводящих путей и у больных с инфравезикальной обструкцией//Современные медицинские технологии - здравоохранению. -Ставрополь, 1999.
    5. Асломазов Э.Г., Демидко Ю.Л. Пиелонефрит при консервативном лечении рака предстательной железы.// Пленум правления всероссийского общества урологов. — М. — 19% г.—с. 130.
    6. Бегаев А.И., Шаплыгин Л.В., Сергиенко Н.Ф., Девятов B.C. Выбор метода лечения у больных аденомой предстательной железы, осложненной двухсторонним гидронефрозом // Возможности и перспективы диагностики и лечения в клинической практике: Тезисы докл. Научно-практической конференции.-М.,1997.
    7. Борисов В.В. Уродинамика при инфравезикальной обструкции у мужчин // Урол- и нефрол.- 1999.-№3.- С.26-30.
    8. Борщ В.Ю., Варенпов Г.И., Захматов Ю.М. и соавт. Трансуретральная резекция при раке предстательной железы // Материалы Пленума Правления российского общества урологов.-М.-1999.-С.212-214.
    9. Бухаркин Б.В., Подрегульский К.Э. Рак предстательной железы//Клин. онкол.- 1999.- т.1, -№1. -С. 10-13.
    10. Бухаркин Б.П. Влияние орхэктомии на продолжительность жизни больных РПЖ//Диагностика и лечение онкоурологических заболеваний. Под ред. Матвеева Б. П,-М.,1987.
    11. Вайнберг З.С. Неотложная урология.- М.1997.
    12. Варенцов Г.И., Захматов Ю.М., Корнев А.И. и соавт. Лечебная тактика при первично-множественном синхронном раке предстательной железы и мочевого пузыря у больных пожилого и старческого возраста // Материалы Пленума Правления российского общества урологов.- М.- 1999.- С.215-217.
    13. Возианов А.Ф., Клименко И.А., Возианов С.А. Нео-адъювантная и адъювантная терапия рака предстательной железы // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний". - М.-1999.- С.97-99.
    14. Гончар МЛ., Ухаль М.И., Фоменко В.Р., Якименко В.А. Восстановление пассажа мочи по мочеиспускательному каналу у больных раком предстательной железы после трансуретральной электрорезекции // Урология.- Киев.-1988.-№19.- С. 76-79.
    15. Горбачев А.Г. Врачебно-трудовая экспертиза при урологических болезнях.-Л., 1986.
    16. Гориловский Л.М., Доброхотов М. А. Рак предстательной железы и трансуретральная резекция простаты // Материалы Пленума Правления российского общества урологов,- М.-1999.- С.219-220.
    17. Громов А. Факторы, снижающие эффективность ультразвуковой диагностики рака предстательной железы // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".- М.- 1999.-С.69-70.
    18. Дадашев Э.О., Фурашов Д.В., Селюжицкий И.В. Зоновая продукция ПСА и опенка ее роли в диагностике локализованного рака предстательной железы // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".-М.- 1999.- С.70-71.
    19. Доброхотов М.А. ТУР при раке предстательной железы // Материалы Пленума Правления российского общества урологов.- М.-1999.- С.221-225.
    20. Зилъберман М.Н. Лечебная тактика при обструктивных формах рака предстательной железы // Вопросы онкологии.- 1987.- т.ХХХIII.- №5.- с.89-91.
    21. Золотарев И.И., Цомык В.Г., Лейзеруков Е.М. Пиелонефрит как осложнение гормональной терапии рака предстательной железы.
    22. Зубко В.И. Уродинамика верхних мочевых путей и функциональное состояние почек при склерозе предстательной железы//Автореф....канд. мед. наук,- Киев, 1983.
    23. Зубков А.Ю., Сигдыкова М.Э., Атаев Р.З. Критерии ранней диагностики рака предстательной железы // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".- М.-1999.-С.74-75.
    24. Калугина Г.В., Клушанцева М.С., Шехаб Л.Ф. Хронический пиелонефрит.-М.,199Э. ' 33. Карпенко В. С. Гидронефроз// Материалы 2 Всесоюзного съезда урологов.-Кнев:3доровье, 1978.
    25. Клар С. Почки и гомеостаз в норме и при патологии.-М.,1987.
    26. Коган М.И., Волдрихин А.В., Шишков А.В. и соавт. Неоадъювантная гормонотерапия // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".- М.- 1999.- С.105-106.
    27. Коган М.И., Якимчук Т.П., Шишков А.В., Волдохин А.В. Сравнительный анализ диагностических методов при первичном обследовании больных раком простаты // Урология н нефрология.- 1999.-№3.- с. 38-41.
    28. Лейзеруков Е.М. Эстрогенотерапия как причина пиелонефрита в эксперименте и клинике//Экспер. Хир. ианест.-1976.-№4.-С.47-50.
    29. Локишин К.Л., Аляев Ю.Г., Асломазов Э.Г. и соавт. Цветная допплерография у больных раком предстательной железы до и после орхэктомии.// Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологическнх заболеваний".- с. 43.
    30. Лопаткин Н.А. Руководство по урологии.- М., 1998.
    31. Лопаткин Н.А. Доброкачественная гиперплазия предстательной железы- М.,1999.
    32. Лопаткин Н.А., Сивков А.В., Камалов А.А. и соавт. Трансуретральная резекция предстательной железы и лечебная тактика ведения больных с верифицированным и неверифицированным раком простаты // Материалы Пленума Правления российского общества урологов.- М.- 1999.- С.231-232.
    33. Лопаткин Н.А., Симонов В.Я., Козлов В.А. Показания и противопоказания к трансуретральным операциям у больных с некоторыми заболеваниями предстательной железы, мочевого пузыря и мочеиспускательного канала//Урол. И нефр.-1984.-№1.-С.1-9.
    34. Маринбах Б.Б. Рак предстательной железы.- М., 1980.
    35. Мартов А.Г., Гущин Б.Л. Роль трансуретральной резекции в устранении инфравезикальной обструкции, вызванной раком предстательной железы // Материалы Пленума Правления российского общества урологов.- М.- 1999.- С.232-233.
    36. Матвеев Б.П., Бухаркин Б.В., Матвеев В.Б. Рак предстательной железы.- М.-1999.- 153с.
    37. Митряев Ю.И., Спирин В.А, Понукалин А.Н. и соавт. Диагностическое значение простат-спепифического антигена у больных раком предстательной железы // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".-М.- 1999.- С.82-83.
    38. Новиков И.Ф., Александров В.П., Михайличенко В.В. Двадцатилетний опыт ТУР рака предстательной железы // Материалы Пленума Правления российского общества урологов.-М.- 1999.- С.235-236.
    39. Паникратов К.Д. - Хронические нарушения уродинамики в мочевых путей //причина и лечения. Иванов : Наука, 1992. - 305 с.
    40. Петров СБ., Бабкин П.А. Нефростомия при раке предстательной железы// Возможности и перспективы диагностики и лечения в клинической практике: Тезисы докл. Научно-практической конференции.- М.,1997.
    41. Поляничко М.Ф., Гончаров С.И., Задерин В.П. Варианты восстановления мочеиспускания у больных со злокачественными опухолями простаты //Материалы Пленума "Сравнительная эпидемиология и диагностика основных локализаций рака",-С.134-136.
    42. Пытель А.Я. Заболевания почек н верхних мочевых путей//Рук-во по клинической урологии.- М., 1969.
    43. Пытель Ю.А, Цомык В.Г., Лейзеруков Е.М. Изменения в почках и верхних мочевых путях у больных раком простаты//Пробл. урод. И нефр.ч.2,-1975.-С.80-82.
    44. Ревунов Л.Ф., Карташов Е.М. Особенности лечения опухолей мочевого пузыря, осложненных уретерогидронефрозом и пиелонефритом/Пленум Всерос. Общ. Урологов,-Кемерово, 1995.
    45. Самсонов В.А. Осложнения и причины летальных исходов при раке предстательной железы // Вопросы онкологии -1985.- том ХХХ1.-№2.- с.63-67.
    46. Хурсевич Н.А., Усынин Е.А., Исаева С.Н., Селиванов С.П. Информативность методов диагностики при скрининговом выявлении рака предстательной железы // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".- М.-1999.- С.92-93.
    47. Чеченин М.Г., Робустов В.В. Срочная трансуретральная электрорезекиия при острой задержке мочи у больных аденомой и раком предстательной железы// Научная конференция урологов,- Узбекистан. - 1981 г. - с.69-70.
    48. Шолохов В.Н. Ультразвуковая диагностика рака предстательной железы: роль и место в диагностическом комплексе // Материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ "Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний".- М.-1999.-С.36-43.
    49. Anson K.M., Baraes D.G., Briggs T.P. et al. Temporary prostatic stenting and androgen suppression: a new minimally invasive approach to malignant prostatic retention // J. R. Soc. Med- 1993.- 86(11): 634-6.
    50. Came M/AJrol. North Am.-1990.-Vol.l7.-P.641-649.
    51. Forman J.D., Order S.E., Zinreich E., Lee D., et al.: The correlation of pretreatment transurethral resection of prostatic cancer with tumor dissemination and disease free survival. A univariate and multivariate analysis. // Cancer 1986, vol. 58, p. 1770-1778.
    52. Gottfried H.D., Gnann R., Brandle E. et al. Treatment of high-risk patients with subvesical obstruction from advanced prostatic carcinomausing a thermosensitive mesh stent // Br. J. Urol. - 1997.- 80(4): 623-7.
    53. Hofstetter A., Schilling С. // Urologe. Ausg. A. - 1984. - Bd23 №3. - p. 79-84.
    54. Schafer W., Noppeney R., Rubben H. et al / / Neurourol. Urodin. - 1988. - Vol.7. - p.219-221.
    55. Varenhorst E., Alund G.: Urethral obstruction secondary to carcinoma of the prostate: response to endocrine treatment. // Urology 1985, vol. 25, p. 345.
    56. Yachia D., Aridogan I.A. The use of a removable stem in patients with prostate cancer and obstruction//J. Urol.- 1996.- 155(6): 1956-8.

     Здоровый образ жизни с современными технологиями Соглашение об использовании 
    o1
    Справочник »» Подробно о лекарствах »» № 4/2002