Справочник »» Подробно о лекарствах »» Пульмонология
 Здоровый образ жизни с современными технологиями Соглашение об использовании 

Опубликовано в журнале:
Медицинский вестник »» Избранные статьи »» №26 2001

УСПЕШНЫЙ ДЕБЮТ: ПЕРВЫЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ КОНГРЕСС ПО АСТМЕ В МОСКВЕ

Саму идею учреждения Европейского конгресса по астме, который только что успешно дебютировал в Москве, председатель оргкомитета форума, президент Союза аллергологов и клинических иммунологов СНГ академик Р.И. Сепиашвили отважно заявил пару лет назад. Случилось это в Аргентине, принимавшей тогда, в октябре 1999 года, Генеральную ассамблею Всемирной ассоциации по астме (в последние десятилетия, отмеченные наступлением этой патологии, создано немало международных и национальных структур, которые несут в названии слово "астма"). Ассамблея инициативу поддержала, дата рождения конгресса - сентябрь 2001-го, место рождения - Москва - все было определено точно. Остальное предстояло сделать автору идеи и его команде.

Большинство европейских (и не только европейских) ученых, которым было предложено участвовать в новом форуме, ответило согласием на приглашение оргкомитета. Остановка была за "малым": столь масштабный форум немыслимо провести без серьезной финансовой помощи. Но, как уже замечено, слухи о нищете российской бывают сильно преувеличены, и средства на проведение конгресса нашлись. Судя по тому, что для его работы был арендован конгресс-центр в одном из престижных офисов столицы, а в Большом театре, где прошла церемония открытия форума, в честь Первого европейского задавали балет "Жизель", средства нашлись весьма немалые. Что ж, Москва славится своим гостеприимством.

По традиции новейших времен следует назвать спонсоров: генеральных - Союз аллергологов и клинических иммунологов СНГ, Научное общество иммунологии СНГ. Похоже, отечественная наука, даже медицинская, уже научилась сама зарабатывать - на свои конгрессы, по крайней мере.

Продолжая же тему московского гостеприимства (усиленного в данной ситуации легендарным грузинским - Сепиашвили!), заметим, что для форума, проводимого впервые, он собрал серьезную аудиторию: более трех тысяч участников из нескольких десятков стран, раздвинув при этом рамки самого понятия "европейский". Среди участников есть ученые всех континентов (кроме Африки, кажется), многие из которых представляют такие авторитетные научные структуры, как Всемирная организация по аллергии - Международная ассоциация по аллергии и клинической иммунологии (WAO - IAACI), Европейская академия по аллергологии и клинической иммунологии (EAACI), Всемирная ассоциация по астме, Европейская федерация по астме (EFA).

Обилие именитых гостей сказалось на научной программе конгресса: все докладчики научных симпозиумов и пленарных сессий (за очень небольшим исключением) представляли страны дальнего зарубежья, примерно то же положение среди сотни с лишним докладов постерных сессий двух рабочих дней форума. Получилась своего рода школа по астмологии, слушателями которой предлагалось стать всем "местным", в основном участникам IV съезда иммунологов и аллергологов СНГ, с которым, по замыслу организаторов, европейский конгресс по астме проводился как единый форум. Спору нет, школа предстала вполне элитарной ("занятия" в ней открыл Нобелевский лауреат из Швейцарии Rolf Zinkernagel лекцией на тему: "Иммунология, обучаемая вирусами"), но, спрашивается, что так молчаливы оказались коллеги из России, стран СНГ? Давил авторитет европейских светил? Скромны собственные успехи и мал багаж новых идей?

Не будем тщиться в поисках ответов - это предмет отдельного разговора. Сегодня побудем слушателями Первого европейского, вычленив малую часть обсуждаемой проблематики, часть, возможно, наиболее значимую для отечественных специалистов.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ АСТМЫ

Понятно, почему эта проблема заняла место среди приоритетных тем конгресса. Значимость ее для России (и других стран СНГ тем более) подтверждают данные, приведенные в докладе П.И. Ильиной и Р.М. Хаитова (НИИ иммунологии, Москва), которые показывают, насколько разнятся результаты официальной статистики и выборочных эпидемиологических исследований относительно заболеваемости бронхиальной астмой. (Кстати, по некоторым регионам официальная статистика отсутствует вовсе.) Так вот, различия эти, например, для Москвы таковы: 1,1 против 15,6 (это в процентах). По Якутии разрыв вообще чудовищен: 0,5 процента против 18,3. Очевидна острейшая проблема выявления, диагностики.

Как ею занимаются в Европе, рассказал Anthony J. Frew (Саутгемптон, Великобритания). Ученые нескольких стран объединились в 1993 году в сообщество по исследованию дыхательной системы (ECRHC), имея целью согласование эпидемиологических исследований в различных странах Европы. Они должны проводиться по единым программам и анкетам для сопоставимости и адекватного анализа результатов. В результате за несколько лет сообщество получило огромный банк данных, анализу которых было посвящено более 100 работ. Исследователи ECRHC продемонстрировали, например, что ринит является фактором риска развития астмы (вероятность 8,1) среди пациентов с атопиями, но эта вероятность возрастает (до 11,6) для пациентов без атопии.

Вторая фаза исследований касалась изучения распространенности профессиональной астмы. Наиболее высок риск развития заболевания для фермеров, сельхозрабочих, уборщиц, рабочих фабрик по выпуску пластмасс, художников. Любопытные данные были получены при оценке различий в лечении астмы в разных странах. Оказалось, что несогласие на лечение - явление, весьма часто встречающееся в Европе, как и в Австралии, США. Зачастую несогласованность действий врача и пациента характерна как раз для регионов с высоким уровнем заболеваемости и смертности от астмы. До этого причины высокой смертности нередко искали в социальной, экономической, географической сферах. По мнению экспертов ECRHC, гораздо большую роль играет низкая степень готовности пациентов следовать схеме предписанного лечения.

Несколько иные акценты расставляет Hugo E. Neffel (Санта Фе, Аргентина), характеризуя ситуацию с бронхиальной астмой в Латинской Америке. Она достаточно тяжела: астмой страдают около 20 процентов детей 6-7 лет и около 17 процентов подростков 13-14 лет. Показатели - средние для всей Латинской Америки, где есть и более тревожные в плане астмы у детей регионы (Коста-Рика, Сальвадор).

Что касается уровня смертности, высокого в Латинской Америке, то докладчик в отличие от европейского коллеги предлагает как раз связать его с факторами географическими, экономическими и т.д. Так, в южных странах континента смерть от астмы чаще всего приходится на зиму, причем в большинстве случаев наступает не в больнице. Снизить уровень смертности возможно, считает докладчик, изменив качество лечения. Он замечает, например, как пошел вниз этот показатель, когда началось использование ингаляционных стероидов. Латинская Америка идет по пути внедрения образовательных программ для терапевтов и педиатров, рекомендуемых стратегией GINA, что должно сказаться на уровне профилактики, диагностики и лечения астмы. Большинство смертей от нее можно предотвратить.

ОБ ЭВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ ТЕРАПИИ

Среди немногочисленных отечественных голосов, прозвучавших на конгрессе, был голос самого Р.И. Сепиашвили (в соавторстве с Д.Ш. Мачарадзе, Москва, Россия), представивших обзорный доклад "Эволюция терапии бронхиальной астмы". XX век с его открытиями в области патофизиологии и патогенеза многих заболеваний, включая и бронхиальную астму, сделал возможным качественно новый этап терапии этого заболевания. Авторы показали вековой путь эволюции взглядов и подходов, начиная с 1900 года, когда в клиническую практику вошел адреналин, потом эфедрин, теофиллин, антигистаминные препараты, семейство аэрозольных средств, препараты на основе моноклональных антител к иммуноглобулину Е (IgE), ингаляционные стероиды. Наконец, пик интеллектуальной атаки на астму последнего десятилетия ушедшего века: создание в Японии первого блокатора антилейкотриеновых рецепторов, исследования по разработке иммуномодуляторов и революционный прогресс в фармакотерапии астмы середины того десятилетия - создание фиксированной комбинации пролонгированных b2-агонистов и ингаляционных кортикостероидов (два ингалятора в одном).

В рамках современной терапевтической парадигмы и была представлена серия докладов зарубежных авторов: Lawrence M. Du Bushe (Бостон, США), Mark Larche (Лондон, Великобритания), Johan C. Kips (Гент, Бельгия), Ian M. Adcock (Лондон, Велико-британия), Peter Sterk (Лейден, Нидерланды) и др. Хотелось бы выделить доклад Peter Barnes (Лондон, Великобритания), который посвящен проблеме взаимодействия b2-агонистов и кортикостероидов, использование которых обещает быть основной стратегией лечения бронхиальной астмы в ближайшие 15 лет. Фактически автор дает аргументированное исчерпывающее научное обоснование комбинированного использования двух препаратов в одном ингаляторе, что еще до недавних пор служило предметом обсуждения в среде специалистов. Доклад построен в традициях кохрайновской концепции медицины доказательств с анализом большого массива работ многих авторов разных стран, имеющих что сказать по проблеме. Судя по докладу, есть что сказать и самому автору.

Не будем говорить о блоке фундаментальных проблем, касающихся клеточной биологии астмы, биомаркеров воспаления при этом заболевании, чему был посвящен ряд симпозиумов. Здесь теоретики говорят на некоем своем мета-языке, не слишком доступном, точнее - вовсе не доступном непосвященным. Добавим сложности понимания - европейцам свойственно говорить на английском (втором рабочем языке конгресса), усложненном этим самым мета-языком профессионалов. Поэтому отметим лучше вещи более простые, доступные всеобщему пониманию.

О значении информированности пациента, согласованности действий врача и его подопечного известно, об этом не раз говорилось и на страницах "МВ". Но на этом конгрессе я впервые услышала об "управляемом самолечении" при астме, концепция была развита Aarne Lahdensuo (Пиконлинна, Финляндия). Самолечение включает терапевтическую, поведенческую коррекцию, вплоть до смены среды обитания или профессии, в соответствии с рекомендациями лечащего врача. Это и есть управляемое самолечение как стратегия терапии, при которой пациент учится под руководством своего доктора действовать соответствующим образом. Элементом такой стратегии могут быть письменные инструкции, указания врача, объясняющие, что делать, если астма выходит из-под контроля. Автор доклада ссылается на недавний обзор Cochrune по 22 исследованиям, где самолечение астмы у взрослых по эффективности сравнялось с обычной терапией. Обучение методам самолечения снижает уровень госпитализации, сокращает число внеплановых визитов к врачу, количество дней нетрудо-способности, не считая эффекта предупреждения осложнений, чреватых необходимостью в реанимационных мероприятиях.

В докладе приведены данные экономической эффективности программ по самолечению астмы, ранее, по мнению автора, недооцененных исследователями: применение руководств помогало экономить более 11 долларов на каждый один затраченный. Европейская рачительность - вещь, не менее важная и достойная подражания для отечественного клинициста, чем европейская эрудированность. Недавно в интервью нашей газете академик РАМН А.Г. Чучалин говорил о высокой стоимости адекватного лечения астмы и недоступности такового для многих россиян. В известной программе GINA есть разделы, непременно касающиеся рекомендаций для стран с низким уровнем дохода населения. Есть там констатация недоступности ингаляционных стероидов из-за их высокой стоимости. Если учесть, что эти средства являются важной составляющей терапевтической стратегии астмы в обозримом будущем, надежды на получение адекватного лечения у многих наших людей просто нет.

Наука знает об астме многое, клиницисты располагают мощными средствами противостояния болезни, а она продолжает свое наступление на человечество. Характерно, что поведение медицинского сообщества, его части, связанной с проблематикой астмы, являет образец глобализации, коль эта патология, по признанию специалистов, стала всемирной, транснациональной проблемой здравоохранения. Это может служить аргументом в пользу проведения столь масштабных и людных медицинских собраний, как этот Первый европейский конгресс по астме, только что закрывшийся в Москве. Хотя наличие Интернета сегодня несколько аргументацию ослабляет, как и наличие скромных финансовых ресурсов медицины. С другой стороны, если доктора из Твери, Витебска, Баку, Тбилиси соберутся в кои веки в Москве, чтобы послушать заезжего Нобелевского лауреата, это же прекрасно! Он вежливо пояснит, как все изложенное им найти на его веб-сайте, но что некоторым из сидящих в зале в том за дело. Пока отечественная медицина не стала зоной сплошной компьютеризации. А вот с английским народ как будто подтягивается.

Среди глянцевой информационной продукции, которой снабдил меня корректный сотрудник секретариата, вижу пресс-релизы грядущих форумов, в повестке дня которых все та же вездесущая астма. В апреле будущего года ученые соберутся в Каннах, в ноябре это будет Сингапур, избранный местом проведения Всемирного конгресса "Аллергия и астма - глобальная проблема XXI-го века". Среди организаторов знакомые имена: Реваз Сепиашвили, Рэм Петров. Интегрированы мы в мировую науку, интегрированы, а там, видимо, время конгрессов.

Рискуя предстать ретроградом, признаюсь: вертелся во время Первого европейского в голове вопрос, сколько медицинских годовых бюджетов средних россий-ских губерний стоит проведение столь высокого научного собрания на три тысячи персон - неделя в дорогом городе мира Москве? Вслух задать его не решилась. Вот пишу, чтобы не комплексовать молча.

Наталия САФРОНОВА, обозреватель "МВ"

 Здоровый образ жизни с современными технологиями Соглашение об использовании 
o1
Справочник »» Подробно о лекарствах »» Пульмонология