Справочник »» Подробно о лекарствах »» Abbott »» Тарка
 Здоровый образ жизни с современными технологиями Соглашение об использовании 

Исследование TRACE. 10 лет после первой публикации результатов (взгляд с позиций 2007 года)

 М.Г.Глезер

Число случаев сердечной недостаточности (СН), регистрируемой впервые, во всех странах мира увели­чивается с каждым годом. Причиной этого служат, с одной стороны, постарение населения, с другой — увеличение частоты заболеваний сердечно-сосудистой системы, которые приводят к развитию СН. Инфаркт миокарда (ИМ) — одна из таких причин, и как это ни парадоксально, улучшение тактики лечения острого коронарного синдрома (ОКС) ведет к увеличению не только выживаемости, но и частоты развития повтор­ных ИМ и СН.

Полагают, что развитию СН после ИМ способству­ют процессы постинфарктного ремоделирования сердца (изменения его структуры, объемов и формы). Причем наиболее выраженные изменения возникают у лиц с крупноочаговыми, передними ИМ. В опубли­кованном нами ранее обзоре были рассмотрены про­цессы, происходящие при постинфарктном ремодели-ровании сердца.

Согласно имеющимся в настоящее время данным, при этом выделяют, по меньшей мере, пять процессов. В ответ на повреждение происходит увеличение длины кардиомиоцитов, что сопровождается увеличением объема левого желудочка (ЛЖ) и первоначально — поддержанием достаточной величины сердечного выброса (по закону Франка—Старлинга). Однако это приводит одновременно и к уменьшению толщины стенок ЛЖ с увеличением так называемого стресса на стенку — давления на уменьшенную толщину. Как компенсаторная реакция развивается гипертрофия кардиомиоцитов с увеличением числа саркомеров, что в дальнейшем приводит к повышению массы миокар­да в основном за счет толщины стенок сердца и следо­вательно — к усилению ишемии.

В остром периоде в результате активации симпати­ческого отдела вегетативной нервной системы, ренин-ангиотензиновой системы и повышенного окисли­тельного стресса происходит разрыв коллагеновых мостиков, которые связывают между собой кардио-миоциты и соединяют их в пучки. Это приводит к сме­щению ("проскальзыванию") кардиомиоцитов отно­сительно друг друга, к потере сократительных элемен­тов и дальнейшей дилатации полости желудочка.

Увеличивается продукция коллагена, развивается фиброз миокарда: он теряет свою эластичность, увели­чивается жесткость; нарушение диастолической функ­ции также служит основанием для развития СН. Отло­жение коллагена обусловливает нарушение передачи электрических импульсов и нарушения ритма. Нако­нец, происходит ускорение апоптоза (запрограммиро­ванной гибели клеток), который также ведет к уско­ренной потере сократительных элементов.

Полагают, что в этих процессах ремоделирования принимают участие и играют главную роль три основ­ные системы: активация симпатического отдела веге­тативной нервной системы, ренин-ангиотензин-аль-достероновой системы (РААС) и окислительный стресс, причем повышенная активность одной из систем индуцирует активацию других. Поэтому в настоящее время рекомендованная терапия для лече­ния пациентов с острым ИМ включает в себя раннее назначение не только противоишемических или деза-грегантных препаратов, но и препаратов, блокирую­щих активность симпатического отдела вегетативной нервной системы и РААС.

Имеются отчетливые экспериментальные и клини­ческие доказательства участия РААС в постинфаркт­ном ремоделировании сердца. Так, у пациентов с острым ИМ и СН выявляются высокие уровни альдо-стерона в моче и плазме. Происходит увеличение уровня ренина — первого гормона в системе РААС. Максимальное увеличение ренина наблюдается обыч­но к 3-му дню острого ИМ. Уровень ренина связан с такими осложнениями, как кардиогенный шок, фибрилляция предсердий, острая левожелудочковая недостаточность. Повышение уровня ренина проис­ходит по нескольким механизмам: за счет стимуляции Р-адренорецепторов юкстагломерулярного аппарата почек, изменения внутрипочечной гемодинамики, стимуляции барорецепторов почек, снижения высво­бождения натрия в macula densa и снижения насосной функции сердца. Экспрессия ангиотензинпревращаю-щего фермента (АПФ) в ткани сердца увеличивается как в зоне инфаркта, так и в периинфарктной зоне, что приводит к увеличению содержания ангиотензина II (АТ II) в миокарде. Важно, что экспрессия рецепто­ров к АТ II увеличивается именно в выживших миоци-тах, а это и обусловливает постинфарктное ремодели-рование сердца. Полагают, что именно этим можно объяснить так называемую инфарктную экспансию, которая обусловливает изменения в структуре и функ­ции сердца многие месяцы после ИМ и в областях сердца, неповрежденных при ИМ

Таблица 1. Характеристика и результаты основных исследований применения ингибиторов АПФ у пациентов с острым инфарктом миокарда..

В связи с этим было сделано предположение, что назначение препаратов, снижающих активность РААС, в частности, ингибиторов АПФ, в ранние сроки ИМ будет повышать выживаемость пациентов. В начале 90-х годов XX века были проведены несколь­ко исследований, которые позволили ответить на этот вопрос. Основные результаты этих исследований при­ведены в табл. 1. Положительные эффекты ингибито­ров АПФ и антагонистов рецепторов АТ II, получен­ные в клинических и экспериментальных работах, также подтверждают роль активации РААС в постин­фарктном ремоделировании сердца.

В данной статье мы предполагаем более подробно рассмотреть результаты исследования TRACE по двум причинам. Прежде всего потому, что это круп­ное исследование, в котором были проведены самое длительное наблюдение за пациентами и подробный анализ результатов в различных подгруппах больных. Во-вторых, препарат, который был использован для лечения пациентов в этом исследовании, только в настоящее время входит в широкую клиническую практику в нашей стране, и мы полагаем, что будет полезным более подробно ознакомиться с результата­ми этого исследования.

Трандолаприл (гоптен, Эбботт, Германия) — высоко-липофильный ингибитор АПФ, который обладает высоким сродством к ферменту, не только циркули­рующему в крови, но и находящемуся в различных тканях. От других ингибиторов АПФ его отличают самый большой период полувыведения и, соответ­ственно, самый длительный период действия, во вся­ком случае, по способности снижать артериальное давление (АД). В то же время следует отметить, что гипотензивный эффект трандолаприла после приема первой дозы наступает медленно и не резко выражен, в связи с чем редко наступает гипотония. В контексте данной статьи это очень важный момент, так как при лечении пациентов с острым ИМ, особенно в ранней фазе заболевания, очень важно избежать резкого сни­жения АД, чтобы не ухудшить кровоснабжения ише-мизированного миокарда.

Характеристика исследования TRACE

Исследование TRACE было проведено в 27 клиниче­ских центрах Дании. Для участия в исследовании отби­рали пациентов с доказанным ИМ, низкой (менее 35%) фракцией выброса и нарушенным индексом дви­жения стенки левого желудочка (менее 1,2 при исполь­зовании 9-сегментарной эхокардиографической моде­ли). Анализ, проведенный на этапе скрининга, пока­зал, что среди пациентов, которые были госпитализи­рованы по поводу ИМ и которым было проведена Эхо-КГ, почти у 40% имелись значительные изменения сократительной способности миокарда. Это согласует­ся и с данными, опубликованными нами ранее, соглас­но которым среди всех пациентов, госпитализируемых с диагнозом ИМ, фракция выброса менее 40% и/или признаки СН отмечаются примерно у 35%.

Таким образом, результаты этого исследования рас­пространяются на довольно широкую популяцию пациентов, причем пациентов, несомненно, с крайне неблагоприятным прогнозом. Было показано, что при индексе движения стенки ЛЖ более 1,2 у 40% больных имеются признаки СН и летальность этих пациентов в течение года составляет около 12%. У пациентов с индексом менее 1,2 имеются признаки СН в 74% слу­чаев и их летальность достигает 34% в год [9]

Рисунок 1. Трандолаприл улучшает прогноз у пациентов, перенесших инфаркт миокарда (результаты исследования TRACE, 1995)..

Естественно, что поиск подходов к лечению данной категории пациентов является актуальным и опра­вданным.

Итак, в исследование TRACE с 1990 по 1994 г. были включены 1749 человек, и наблюдение за пациентами продолжалось от 2 до 4 лет. В соответствии с протоко­лом в течение 3—7 дней (в среднем 4,5 дня) после развития ИМ в группу лечения трандолаприлом были рандомизированы 876 человек и в группу плацебо — 873. Исходные характеристики пациентов в группах существенно не различались: средний возраст соста­вил около 67 лет, около 70% — мужчины в среднем с нормальным индексом массы тела, 3д из которых были курящими либо курили в прошлом. В анамнезе артериальная гипертония (АГ) была у 23% пациентов, сахарный диабет (СД) — у 13%, у 1/3 пациентов ИМ был повторным и у 23% ранее имелись признаки СН. ИМ, по поводу которого произошла госпитализация, почти у 50% пациентов был передней локализации, у большинства сопровождался острой СН (у 59% класс более 2 по Killip). У 45% пациентов был выполнен тромболизис, на момент рандомизации 90% получали аспирин, 15% — р-адреноблокаторы, 30% — антагони­сты кальция, 68% — диуретики, 30% — сердечные гли-козиды и 50% — нитраты.

Титрование доз трандолаприла и плацебо начинали с 1 мг с последующим увеличением до 2 мг через 2 дня и переходом к 4 мг на 4-й неделе терапии.

Результаты лечения

Анализ результатов этой терапии позволил выявить, что смертность пациентов, принимавших трандола-прил, была достоверно ниже (рис. 1). Важно, что кри­вые смертности начали расходиться в очень ранний период, уже через 1 мес от начала лечения в группе плацебо умерли 11,2% пациентов, а в группе трандола-прила — 8,8%. За весь период наблюдения умерли 34,7% пациента в группе трандолаприла и 42,3% в группе плацебо. Относительный риск (ОР) смерти в группе трандолаприла был достоверно (р=0,0001) ниже и составил 0,78 при 95% доверительном интер­вале (ДИ) 0,67—0,91, т.е. снижение риска смерти составило 22%.

Анализ причин смерти пациентов позволил устано­вить, что в группе трандолаприла по сравнению с пла­цебо достоверно ниже была смертность от сердечно­сосудистых заболеваний (ССЗ) (226 и 288 случаев соответственно, ОР=0,75 при 95% ДИ 0,63—0,89) и меньше число случаев внезапной смерти (105 и 133 соответственно, ОР=0,76 при 95% ДИ 0,59—0,98, р=0,03). Достоверно реже в группе трандолаприла регистрировались случаи тяжелой СН (125 и, соответ­ственно, ОР=0,71 при 95% ДИ 0,56—0,89).

Анализ результатов лечения в подгруппах

Важно, что эффект от лечения наблюдался как в группе молодых, так и пожилых пациентов и не зави­сел практически от использования нитратов, аспири­на, р-адреноблокаторов, от класса Killip. В то же время эффект был несколько выше у лиц, которым тромбо-лизис не проводился, не имевших стенокардии, с передним ИМ и у мужчин (табл. 2).

Таблица 2. Относительный риск смерти по любым причинам у пациентов, получавших трандолаприл, по сравнению с плацебо


В рамках исследования TRACE было показано, что у целого ряда пациентов эффективность лечения тран-долаприлом может быть существенно выше, чем у дру­гих, в частности, это касается пациентов, которых можно отнести к группам наиболее высокого риска.

Пациенты с АГ

Хорошо известно, что АГ является одним из основ­ных факторов риска развития ССЗ, в частности ИМ и СН [10]. По некоторым данным, АГ является предик­тором неблагоприятных исходов и у лиц, перенесших ИМ [11, 12].

В связи с этим был проведен анализ результатов лечения трандолаприлом в зависимости от наличия у пациентов в анамнезе АГ, которая была выявлена у 400 (23%) человек, включенных в исследование TRACE [13]. При сопоставлении исходных характеристик отмечено, что среди пациентов с АГ чаще, чем среди лиц с нормальным АД, встречались женщины (38% против 26%, р=0,001), лица с предшествующей стено­кардией (54% против 43%, р=0,001), с сД (20% против 12%, р=0,001) и большой массой тела (26,1 против 25,5 кг/м2, р=0,0001). Не удивительно, что на момент рандомизации эти пациенты достоверно чаще (р=0,001) получали р-адреноблокаторы, антагонисты кальция, диуретики и нитраты.

Следует отметить, что индекс движения стенок левого желудочка, по данным ЭхоКГ, у пациентов с АГ практически не различался, а степень повышения фракции МВ креатинфосфокиназы была даже менее выражена, чем в группе лиц без АГ. Это свидетельству­ет о том, что группы пациентов с АГ и нормальным АД были сопоставимы по объему поражения миокарда. Не было достоверных различий между этими группа­ми по частоте проведения тромболизиса и выраженно­сти СН. АД у пациентов с АГ было выше через 1 и 12 мес после перенесенного ИМ. Однако доза трандо-лаприла при титровании была увеличена до 4 мг при­мерно у одного и того же числа пациентов с АГ (79%) и нормальным АД (80%).

Исследование TRACE еще раз подтвердило полу­ченные ранее данные о том, что летальность от ИМ у пациентов с АГ выше, чем у пациентов с нормальным АД. Так, за время исследования среди пациентов с АГ умерли 173 (43%), среди пациентов с нормальным АД — 500 (37%).

Лечение трандолаприлом по сравнению с плацебо достоверно снижало риск смерти у пациентов с АГ (ОР=0,59 при 95% ДИ 0,44—0,80), в то время как среди лиц с нормальным АД имелась лишь тенденция к сни­жению смертности (ОР=0,85 при 95% ДИ 0,72—1,02).

В многофакторном анализе, наряду с общеизвест­ными предикторами смерти (возраст, терапия р-адре-ноблокаторами и стенокардия в анамнезе), лечение трандолаприлом у пациентов с АГ сочеталось с досто­верным снижением риска смерти (ОР=0,68 при 95% ДИ 0,48—0,97, р=0,03) (рис. 2)

Рисунок 2. Смертность больных АГ после ИМ (результаты исследования TRACE, 1995).

Полученные данные свидетельствуют о том, что применение ингибиторов АПФ, в данном случае тран-долаприла, у больных ИМ с дисфункцией ЛЖ и АГ позволяет сохранить примерно 200 жизней на 1000 леченных в течение 3 лет (снижение смертности с 50 до 30%). Это примерно в 3 раза больше, чем у пациен­тов с нормальным АД (около 70 жизней на 1000 лече­ных в течение 3 лет).

Полученные данные хорошо согласуются с результа­тами исследования SMILE, в котором зофеноприл назначали в течение 6 нед после ИМ. По сравнению с плацебо прием зофеноприла снижал риск смерти у пациентов с АГ на 47%, а у лиц с нормальным АД — лишь на 13%. Сходные данные получены в исследова­нии AIRE при использовании рамиприла у пациентов с ИМ. В то же время в исследовании SAVE эффектив­ность эналаприла не зависела от наличия АГ.

Возможно, более высокий эффект трандолаприла у пациентов с АГ обусловлен выраженным снижением "инфарктной экспансии", которая, как известно, чаще наблюдается при трансмуральных передних, особенно большого объема, ИМ [14] и отчетливо сочетается со смертностью после ИМ [15]. Ранее было показано, что АГ является предиктором последующей "инфарктной экспансии" и достоверно снижает выживаемость этих пациентов. Поскольку ингибиторы АПФ эффективно предупреждают "инфарктную экспансию", этим можно объяснить и больший эффект у пациентов с АГ группы более высокого риска.

Подтверждение эффекта ингибиторов АПФ при АГ у пациентов с ИМ приобретает особое значение в нашей стране, так как число таких больных здесь пре­валирует. По нашим данным, частота АГ в анамнезе у пациентов с острым ИМ, осложнившимся дисфунк­цией ЛЖ, составляет 77,4% [16]. По данным S.M. Her-litz [17], частота АГ у лиц, перенесших ИМ, достигает 35%, а в исследовании TRACE (датская популяция) АГ была в анамнезе лишь у 400 (23%) человек.

Пациенты с СД

Второй очень важный анализ, который был прове­ден по результатам исследования TRACE, касался группы пациентов с СД. Известно, что исходы ОКС при ИМ у пациентов с СД существенно хуже, чем у лиц без СД [18]. Полученные данные позволили при­равнять СД к ИБС по степени риска. Важно, что выживаемость после перенесенного ИМ у пациентов с СД существенно ниже, особенно у женщин. Большая степень риска обусловлена большей частотой возник­новения повторных инфарктов и СН. У больных СД отмечается более экстенсивное поражение коронар­ных артерий и часто, наряду с болевой, и безболевая ишемия миокарда. Повреждение миокарда часто уси­ливается длительно существующими у этих пациентов АГ и диабетической миокардиодистрофией с латентно протекающей дисфункцией ЛЖ [19, 20]. Более высо­кий риск ремоделирования сердца при СД, даже с уче­том размеров ИМ [21, 22], в 2—4 раза увеличивает риск развития СН (у женщин в 5 раз).

Среди пациентов, включенных в исследование TRACE, СД был у 237 (15% от всех больных) [23]. Как и следовало ожидать, пациенты с СД были достоверно старше, у них был более высокий индекс массы тела, исходное повышенное систолическое АД, среди них было больше женщин, лиц с АГ, стенокардией и пов­торными ИМ в анамнезе, меньше куривших, у них был меньший индекс движения стенок ЛЖ по данным ЭхоКГ, при включении в исследование класс Killip чаще был выше 2, им чаще назначали диуретики и реже проводили тромболизис.

За 26 мес наблюдения в группе пациентов с СД число летальных исходов было достоверно больше (126 из 237, или 53%), чем в группе пациентов без СД (547 из 1512, или 36%). Таким образом, СД увеличивал летальность примерно на 47%.

Лечение трандолаприлом (табл. 3) достоверно сни­жало частоту развития внезапных летальных исходов и смертность от сердечно-сосудистых причин, а также прогрессирование СН у пациентов с СД. У пациентов без СД достоверно снижалась лишь смертность от сер­дечно-сосудистых причин, для остальных неблагопри­ятных исходов выявлена лишь тенденция к снижению частоты их развития. При этом важно отметить, что достоверные различия по выраженности положитель­ного эффекта трандолаприла между группами получе­ны лишь в отношении прогрессирования СН. Лечение трандолаприлом уменьшало абсолютный риск про-грессирования СН при СД на 21%, без СД — на 4%.

Таблица 3. Влияние лечения трандолаприлом на клинические исходы у пациентов с ИМ, осложненным дисфункцией ЛЖ, в зависимости от наличия СД

Исход Группа пациентов р1
с СД Без СД
ОР (95% ДИ) р ОР (95% ДИ) р
С.С. смерть 0,56(0,37 0,85) 0,01 0,79(0,66 0,96) 0,02 0,17
Внезапная смерть 0,46 (0,25 0,85) 0,01 0,84 (0,63 1,12) 0,23 0,09
Повторные ИМ 0,55 (0,29 1,07) 0,08 0,93 (0,69 1,26) 0,65 0,15
Прогрессирование ИМ 0,38 (0,21 0,67) <0,001 0,81 (0,63 1,04) 1,04 0,03

Расчеты показали, что число пациентов, которых необходимо пролечить для сохранения одной жизни, при наличии СД существенно меньше (6 человек), чем в отсутствие СД (17 человек).

Более выраженный положительный эффект трандо-лаприла у пациентов с СД может быть обусловлен комплексом различных причин. Известно, что инги­биторы АПФ являются препаратами выбора для лече­ния АГ при СД [24]. Ингибиторы АПФ у этих пациен­тов значительно улучшают эластические свойства артерий, уменьшают степень дисфункции эндотелия, улучшают чувствительность к инсулину и контроль уровня глюкозы, а также фибринолитический баланс. Кроме того, они могут улучшать регуляцию сердечной деятельности, осуществляемую автономной нервной системой, которая при СД может быть резко наруше­на, а наличие диабетической нейропатиии значитель­но увеличивает риск внезапной смерти.

Пациенты с мерцательной аритмией

Известно, что развитие мерцательной аритмии (МА) сочетается с увеличением смертности в общей популяции [25].

В исследовании TRACE [26] были получены важные данные о возможности снижения риска нарушений ритма у лиц, перенесших ИМ. В этом исследовании из 1577 пациентов с синусовым ритмом (790 леченных трандолаприлом и 787 получавших плацебо) у 64 раз­вилось мерцание предсердий в течение 2—4 лет наблюдения. Было показано, что в группе лиц, лечен­ных трандолаприлом, частота развития МА была в 2 раза меньше (у 22, или 2,8%), чем в группе плацебо (у 42, или 5,3%, р<0,05). По данным многофакторного регрессионного анализа Кокса, выполненного с уче­том всех важных исходных характеристик, трандола-прил значительно снижал риск развития МА — ОР=0,445 при 95% ДИ 0,26—0,76 (р<0,01). Возможно, что причиной этого является именно уменьшение сте­пени постинфарктного ремоделирования ЛЖ и самое главное — степени митральной регургитации и повы­шения давления в левом предсердии при лечении трандолаприлом [27, 28].

Таким образом, лечение трандолаприлом, назначен­ное в ранние сроки ИМ, приводит к значительному снижению частоты неблагоприятных исходов, особен­но выраженное у пациентов группы высокого риска.

Отдаленные результаты исследования

По окончании исследования всем пациентам было рекомендовано продолжать прием ингибиторов АПФ [29]. Через 10—12 лет (до 2002 г.), по данным Государ­ственного регистра, были зарегистрированы 1283 смертей и 9220 госпитализаций. Риск смерти был достоверно ниже в группе трандолаприла, ОР=0,89 при 95% ДИ 0,80—0,99 (р=0,031). Аналогично было показано, что в группе пациентов, получавших трандо-лаприл, был достоверно ниже риск всех случаев госпи­тализаций, ОР=0,92 при 95% ДИ 0,88—0,96 (р<0,001), также как и госпитализаций по сердечно-сосудистым причинам — ОР=0,95 при 95% ДИ 0,91—1,00 (р<0,046), включая госпитализации по поводу СН — ОР=0,85 при 95% ДИ 0,77—0,93 (р<0,001).

Однако при проведении раздельного анализа за период активной терапии и период после исследова­ния было показано, что снижение риска летального исхода было достоверно более выраженным в период активной терапии, ОР=0,78 при 95% ДИ 0,67—0,91 (р=0,001), но не было различий в период наблюдения после окончания исследования, ОР=1,03 при 95% ДИ 0,88—1,21 (р=0,78).

Следует обратить внимание на то, что риск госпита­лизаций по любым причинам был достоверно ниже как в период самого исследования, так и в последую­щей фазе и на протяжении суммарного периода наблюдения в течение 10—12 лет (ОР=0,89 при 95% ДИ 0,83—0,96, р=0,001). Несмотря на то что частота госпитализаций по сердечно-сосудистым причинам была достоверно ниже в период исследования, а по другим причинам — в период, последующий за иссле­дованием, в целом за 10—12 лет наблюдения частота госпитализаций была ниже в группе трандолаприла. При этом достоверно ниже была частота госпитализа­ций по поводу СН, ОР=0,76 при 95% ДИ 0,67—0,88 (р<0,001).

Нам представляется, что результаты исследования TRACE имеют большое значение для практической медицины. Они позволили продемонстрировать воз­можность увеличения продолжительности жизни пациентов, перенесших ИМ (в группе трандолапри-ла она составила в среднем 6,2 года, в группе плаце­бо — 4,6 года), при этом 50% смертность была достигнута в группе трандолаприла через 70,5 мес, в группе плацебо — через 55,2 мес (рис. 3). Следова­тельно, средняя продолжительность жизни увеличи­лась на 15,5 мес (на 27%). Терапия трандолаприлом через 1, 2, 3, 4, 5 и 6 лет позволяет сохранить соответ­ственно 32, 55, 87, 66, 64 и 64 жизни на 1000 лече­нных пациентов в год

Рисунок 3. увеличение средней продолжительности жизни при лечении трандолаприлом от 2х до 4х лет (результаты исследования TRACE, 1995).

Таким образом, получены четкие доказательства того, что у столь сложной для лечения группы боль­ных с ИМ, осложненным дисфункцией ЛЖ, терапия ингибиторами АПФ должна быть начата в ранние сроки и продолжаться длительно для предотвраще­ния клинической симптоматики СН или замедления прогрессирования процесса и улучшения прогноза.

Литература:
 
1.Swedberg K., Held P., Kjekshus J. et al. Effects of the early administration of enalapril on mortality in patients with acute myocardial infarction. Results of the Cooperative New Scandinavian Enalapril Survival  Study II  (CONSENSUS  II).  N  Engl J  Med
1992;327:678—684.
2. GISSI-3. Effects of lisinopril and transdermal glyceryl trinitrate singly and together on 6 weeks mortality and ventricular function after acute myocardia: infarction: Gruppo Italiano per lo Studio della Soprawivenza nell'infarto Miocardico. Lancet 1994;343:1115—1122.
3. ISIS-4. A randomized factorial trial assessing early oral captopril, oral mononitrate, and intravenous magnesium sulfate in 58,050 patients with suspected acute myocardial infarction ISIS-4. (Fourth International Study of Infarct Survival) Collaborative Group. Lancet 1995;345:669—685. Chinese Cardiac Study Collaborative Group. Oral captopril versus placebo among 13634 patients with suspected acute myocardial infarction: interim report from the Chinese Cardiac Study (CCS-1). Lancet 1995;345:686—700.
5. Pfeffer M.A., BraunwaldE., Moye L.A. et al. Effect of captopril on mortality and morbidity in patients with left ventricular dysfun­ction after myocardial infarction: results of the survival and ventri­cular enlargement trial—the SAVE Investigators. N Engl J Med 1992;327:669—670.
6.Acute Infarction Ramipril Efficacy (AIRE) Study Investigators. Effect of ramipril on mortality morbidity of survivors of acute myo cardial infarction with clinical evidence of heart failure. Lancet 1993;342:821—828.
7.TRACE Study Group. A clinical trial of angiotensin-converting enzyme inhibitor Trandolapril in patients with left ventricular dys function after myocardial infarction. The Trandolapril Cardiac Evaluation (TRACE) Study. N Engl J Med 1995;333:1670—1676.
8.Ambrossioni E., Borghi C., Magnani B. The SMILE Study Investigators. The effect of angiotensin converting enzyme inhibitor zofenopril on mortality and morbidity after acute anterior myocardial infarction. N Engl J Med 1995;332:80—85.
9.KoberL., Torp-Pedersen C. Clinical characteristics and mortality of patients screened for entry into Trandolapril Cardiac Evaluation (TRACE) study. Am J Cardiol 1995;76:1—5.
10.Kannel W.B., HjartlandM., Castelli W.P. Role of diabetes in con­gestive heart failure: the Framingham study Am J Cardiol 1974;34:29—34.
11.Rabkin S.W., Mathewson F.A.L., Tate R.B. Prognosis after acute myocardial infarction: relation to blood pressure values before infarction in a prospective cardiovascular study Am J Cardiol
1977;40:604—610.
12. Fresco C., Avanzi F, Bosi S. et al. Prognostic value of a history of hypertension in 11483 patients with myocardial infarction treated with trombolysis. J Hypertens 1996;14:743—750.
13.Gustafsson F, lop-Pedersen C., Kober L., Hildebrandt P. On behalf on the TRACE study group Effect of the angiotensin-coverting enzyme inhibition after acute myocardial infarction in patients   with   arterial   hypertension.    J    Hypertension 1997;18:793—798.
14.Pfeiffer M., Braunwald E. Ventricular remodeling after myocardial infarction. Experimental observations and clinical implication. Circulation 1990;81:1161—1172.
15. White H.D., Norris R.M., Brown M.A. et al. Left ventricular end systolic volume as the major determinant of survival after recovery from myocardial infarction. Circulation 1987;76:44—51.
16. Pierard L.A., Albert A., Gills F., Carlier J., Kulbertus H.E. Hemody­namic profile of patients with acute myocardial infarction at risk of infarction expansion. Am J Cardiol 1987;60:5—9.
17.Herlitz J., KarlsonB.W., BangA. Mode and risk indicators for death during 5 year follow-up of survivors of acute myocardial infarction. An evaluation with particular emphasis on congestive heart failure and age. Coron Artery Dis 1997;7:455—462.
18.Haffner S.M., Lehto S., Ronnemaa T. et al. Mortality from corona­ry heart disease in subjects with type 2 diabetes and in nondiabetic subjects with and without prior myocardial infarction. N Engl J Med 1998;339:4:229—234.
19. Stone P.H., Muller J.E., Hartwell T. et al. The effect of diabetes mellitus on prognosis and serial left ventricular function after acute myocardial infarction: contribution of both coronary desease and diastolic left ventricular dysfunction to the adverse prognosis. The Mius study group. J Am Coll Cardiol 1989;14:49—57.
20.Bell D.S. Heart failure: the frequent, forgotten, and often fatal complication of diabetes. Diabetes Care 2003;26:2433—2441.
21. Iwasaka T., Takahashi N., Nakamura S. et al. Residual left ventri­cular pump function after acute myocardial infarction in NIDDM patients. Diabetes Care 1992;15:1522—1526.
22. Gottdiener J.S., Amold A.M., Aurigemma G.P. et al. Predictors of congestive heart failure In th elderly: the cardiovascular health study. J Am Coll Cardiol 2000;45:1528—1637.
23.Gustafsson I., Top-Pedersen C., Kober L. et al. On behalf on the TRACE study group Effect of the angiotensin-coverting enzyme inhibitor trandolapril on mortality and morbidity in diabetic pati-
ents with left ventricular dysfunction after acute myocardial infar­ction. J Am Coll Cardiol 1999;34:83—89.
24. Yusuf S., Sleight P., Pogue J et al. Effect of an angiotensin conver­ting enzyme inhibitior ramipril on cardiovascular events in high-risk patients. The heart outcomes prevention evaluation studyinvestigators. N Engl J Med 2000;342:145—153.
25.Benjamin E.J., Wolf P.A., D'Agostino Silberhatz H. et al. Impact of atrial fibrillation on the risk of death: the Framingham Heart Study. Circulation 1998;98:946—952.
26.Pedersen O.D., Bagger H., Kober L. Pedersen C on behalf on the TRACE study group Trandolapril reduced the incidence of atrial fibrillation after acute myocardial infarction in patients with left ventricular dysfunction. Circulation 1999;100:376—380.
27. Webster M.W.I., Fitzpatrick A., Nicholls G. et al. Effect of enalapril on ventricular arrhythmias in congestive heart failure. Am J Cardiol 1985;56:566—569.
28.Pedersen O.D., Bagger H., Kober L. ^p-Pedersen C on behalf on the TRACE study group The occurrence and prognostic significan­ce of atrial fibrillation/flutter following acute myocardial infar­ction. Eur Heart J 1999;20:748—754.
29.Buch P., Rasmussen S., Abildstrom S.Z. et al. On behalf of the TRACE investigators The long-term impact of the angiotensin-converting enzyme inhibitor trandolapril on mortality and hospi­tal admissions in patients with left ventricular dysfunction after myocardial infarction: follow-up to 12 years. Eur Heart J 2005;26:145—152.
 Здоровый образ жизни с современными технологиями Соглашение об использовании 
o1
Справочник »» Подробно о лекарствах »» Abbott »» Тарка